Анализ правовой природы недостоверной информации как одного из видов информации

Анализ правовой природы недостоверной информации как одного из видов информации.
Механизмы защиты прав лиц, в отношении которых распространяется недостоверная информация

Мелихова Юлия Александровна — аспирант Академии адвокатуры Украины

УДК: 343.4


Articolul se referă la aspecte legate de difuzarea informațiilor false, stabilirea răspunderii legale pentru persoanele care încalcă legislația actuală «de informare» a Ucrainei și eliberarea acestor persoane de răspundere. Se definesc principalele modalități de difuzare a informației false și a mecanismelor nesigure de protecție a persoanelor, ale căror drepturi sunt încălcate în sfera relațiilor de informare. Principalele principii legislative ale relațiilor de informare sunt subliniate.
Principalele principii legislative ale relațiilor de informare sunt subliniate. Se analizează prevederile și anumite lacune ale legislației actuale ce reglementează drepturile și obligațiile subiecților relațiilor de informare.


The article analyzes the legal nature of misleading information as one of the types of information, discusses issues related to the dissemination of false information, the establishment of legal liability for individuals who violate an «information» law of Ukraine and release these persons from such liability. Define the concept of «false information». Special attention is given to ways of protecting the person whose rights in the sphere of information relations were violated. Some mechanisms for the protection of the rights of persons for whom misleading information is disseminated are presented.
Set out the basic legislative principles of information relations. Examined the provisions and some of the drawbacks of existing legal acts which regulate the rights and obligations of subjects of information relations. In this study attention is paid to the issues of violation of personal non-property rights of a natural person, in print or other media. Special attention is paid to the gaps in legislation in the field of information technology, namely on the issues of legislative regulation of liability for dissemination of false information on the Internet. Issues regarding the responsibility for dissemination of false information for the ordinary citizen, a legal entity, a professional journalist and the media. The article lists special exemption from legal liability, in particular for journalists and media representatives.
Reviewed existing national legislation and international legislation, ratified by Ukraine which regulate rights, obligations and rules of conduct for subjects of information relations, as well as the grounds and procedure of responsibility for individuals and legal entities, who cooperate in the sphere of information relations in Ukraine. Explained the difference between the disseminate of misleading information and the statement of value judgments.


В статье рассматриваются вопросы, связанные с распространением недостоверной информации, установлением юридической ответственности для лиц, нарушающих действующее «информационное» законодательство Украины и освобождением указанных лиц от ответственности. Определены основные способы распространения недостоверной информации и механизмы защиты лиц, чьи права в сфере информационных отношений нарушены. Изложены основные законодательные принципы информационных отношений. Проанализированы положения и некоторые пробелы действующего законодательства, регулирующего права и обязанности субъектов информационных отношений.


Цель

Исследовать основные способы распространения недостоверной информации и методы защиты лиц, чьи права в сфере информационных отношений нарушены.

Задача

Определить правовые механизмы противодействия распространению недостоверной информации, включающие в себя прекращение правонарушения и привлечение к ответственности субъектов правонарушений.

Вступление

Распространение недостоверной информации в Украине — причина огромного количества исков, регулярно поступающих в правоохранительные и судебные органы от лиц, нуждающихся в юридической защите своих нарушенных прав на честь, достоинство, деловую репутацию человека или компании, организации. Распространение такой информации происходит посредством устных или письменных заявлений в информационных и литературных печатных изданиях, на телевизионных и радийных ресурсах, а если информация опубликована в сети Интернет, то масштабы и скорость её распространения могут существенно превышать другие способы передачи информационных данных. Иногда такая информация распространяется неумышленно, а иногда с определённой целью и мотивом. Однако, распространение недостоверной информации влечёт за собой ответственность, в том числе и уголовную, поэтому без подробного анализа правовой природы этого явления невозможно обойтись при его детальном исследовании.

В соответствии с положениями ст. 1 Закона Украины «Об информации» информацией являются любые сведения и/или данные, которые могут быть сохранены на материальных носителях или отображены в электронном виде [3, 1].

Конституцией Украины каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений (статья 34).

Вместе с тем в соответствии со статьей 68 Конституции Украины каждый обязан неуклонно соблюдать Конституцию и законы Украины, не посягать на права и свободы, честь и достоинство других людей [6, 1]. Право человека на свободу мысли и слова, свободное выражение своих взглядов и убеждений ограничено обязанностью не распространять о ком-либо недостоверную информацию или такую, которая порочит чьё-либо достоинство, честь или деловую репутацию.

Запрет на распространение недостоверной информации содержится в значительном количестве украинских законодательных актов и предполагает различные механизмы правовой защиты, применимые для каждого отдельного случая индивидуально.

Изложение основного материала

В Украине правовое регулирование отношений по распространению недостоверной информации за последние два десятилетия претерпело значительную эволюцию. Гражданский кодекс Украины 2003 г. явно совершеннее ГК УССР 1963 г., но и к статье 277 нового кодекса, касающейся недостоверной информации, возникло немало претензий, в неё вносились изменения. Однако и сейчас правовое регулирование данного вопроса имеет дискуссионные аспекты [7, 1].

Нарушение законодательства Украины об информации влечёт за собой дисциплинарную, гражданско-правовую, административную или уголовную ответственность в соответствии с законами Украины, что установлено ст. 27 Закона Украины «Об информации» № 2657-XII от 02.10.1992 года (далее — ЗУ «Об информации»). [3, 1] Ответственность несут лица, виновные в совершении нарушений, определенных ст. 47 Закона Украины «Об информации», среди них: необоснованный отказ от предоставления соответствующей информации; предоставление информации, не соответствующей действительности; несвоевременное предоставление информации; умышленное сокрытие информации и тому подобное. Противоправные действия подлежат обжалованию в вышестоящие инстанции или в суд (ст. 48 указанного Закона), а в случаях, когда такие правонарушения наносят гражданам, предприятиям, учреждениям, организациям или государству материальный или моральный ущерб, лица, виновные в этом, возмещают его на основании решения суда. Размер возмещения определяется судом (ст. 49 этого Закона). Защита служебной и коммерческой тайны от неправомерних посягательств может осуществляться на основании норм гражданского, административного или уголовного права.

Основным гражданско-правовым способом защиты Гражданский кодекс Украины (далее — ГК Украины или ГКУ) определяет возмещение имущественного и морального вреда, причинённого правонарушением субъекту отношений в сфере информации. Нормы административного права применяют в ситуации, когда права владельца коммерческой тайны нарушили должностные лица органов государственного управления (налоговых, контролируюющих, правоохранительных органов), которые имеют доступ к такой информации в установленных законом случаях.

Порядок использования информации и защиты прав на неё устанавливается уже упомянутым Законом Украины «Об информации».

Важным является положение статьи 277 ГК Украины, которая посвящена праву на ответ, а также праву на опровержение недостоверной информации. Согласно ч. 1 данной статьи, такие права имеет физическое лицо, личные неимущественные права которого нарушены в результате распространения о нём и (или) о членах его семьи такой недостоверной информации.

В соответствии с положениями ст. 1 Закона Украины «Об информации» информацией являются любые сведения и/или данные, которые могут быть сохранены на материальных носителях или отображены в электронном виде. Под недостоверной информацией следует понимать такую информацию, которая не соответствует действительности. Гражданско-правовое понятие опровержения имеет конституционное закрепление. Часть 4 ст. 32 Конституции Украины гарантирует право каждому на опровержение недостоверной информации о себе и о членах своей семьи. Особенность этого способа защиты состоит в специфичности благ, подлежащих защите, а именно в их неимущественном характере и в том, что их практически невозможно вернуть в состояние, существовавшее до нарушения личных неимущественных прав. Этот способ защиты является специальным.

Вообще, понятие опровержения означает доказывание неправильности, ошибочности, ложности чего-то, определённых утверждений, отрицание, отвержение определённых убеждений, высказываний. Опровержение должно происходить, как правило, в идентичной с нарушением форме, а если это невозможно или нецелесообразно — в адекватной или иной форме, с учётом того, что оно должно быть эффективным. Кроме того, опровержение обязательно должно осуществлять или подписывать лицо, которое распространило ложную информацию и ущемило тем самым личные неимущественные права другого лица. В противном случае речь идёт скорее о других способах защиты (ответ, выражение своего мнения и т.п.). Опровержение недостоверной информации, как специальный способ защиты личных неимущественных прав физического лица, в соответствии с ч. 6 ст. 277 ГК Украины, следует применять независимо от того, была ли в действиях причиняемая вина или нет.

Ещё одним специальным способом защиты физического лица в случае нарушения его личных неимущественных прав путём распространения о нём и (или) о членах его семьи недостоверной информации — является право на ответ. Между понятиями «опровержение» и «ответ» есть существенное различие. Опровержение, это, по сути, добровольное признание факта нарушения таких прав. В этом случае физическое лицо, права которого нарушены, получает право требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда.

Подобным праву на ответ есть право на собственное толкование обстоятельств дела, что является проявлением реализации конституцийного права на свободу мысли, свободу слова и свободное выражение своих взглядов и убеждений (ст. 34 Конституции Украины). Однако, право на собственное толкование обстоятельств дела предусматривает лишь толкование обстоятельств дела, а не отказ от определенной информации. Это право реализуется в случае, если лицо, распространившее информацию считает её в целом правильной, но указанное лицо хотело бы объяснить мотивы своего поведения. Иногда в литературе выделяют еще право на комментарий и реплику.

Право на ответ, а также на опровержение недостоверной информации об умершем лице, принадлежит, в соответствии с ч. 2 ст. 277 ГК Украины, членам его семьи, близким родственникам и другим заинтересованным лицам, то есть фактически неограниченному кругу лиц, и является дополнительной гарантией защиты личных неимущественных прав, принадлежащих физическому лицу пожизненно [4, 400].

При рассмотрении данного вопроса отдельно нужно обратить внимание на понятие оценочных суждений. Оценочные суждения могут быть как положительными, так и отрицательными по своей природе, но за их высказывания нельзя привлечь к юридической ответственности, вопрос об их достоверности / недостоверности подниматься не может [7, 1]. В частности, оценочные суждения не подлежат опровержению и (или) доказыванию.

В пункте 1 ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция) указано: «Каждый имеет право свободно выражать свои взгляды. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либа вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ» [5, 1].

Свобода выражать своё мнение является «правом человека», признаным в мире, пожалуй, наиболее широко. Прототипом статьи 10 указанной Конвенции можна считать статью 19 Всеобщей декларации прав человека, которая обеспечивает общую защиту «свободного выражения взглядов и убеждений». [1, 1]

Аргументы, которые выдвигают в качестве обоснования особой необходимости защиты свободы слова, иногда разделяют на две группы. Согласно аргументам первой группы, свобода слова признается ценной, поскольку публичные обсуждения являются полезным инструментом для достижения других общественных целей; второй — выражение личных взглядов само по себе является человеческим благом, благом поиска истины, достижения справедливости, разоблачения негативных тенденций в обществе и во взаимоотношениях между людьми.

Вторая группа аргументов, которыми обосновывается необходимость свободного выражения взглядов, опирается на идею о том, что свободная передача чувств, мыслей, мнений является существенным фактором полноценного роста человеческой личности в обществе. Так же и способность воспринимать возражения, побуждения, поощрения может быть крайне важной для формирования личных глубинных убеждений человека, лежащих в основе его способности к самоопределению.

Если рассматривать свободу слова в качестве социального инструмента, то стоит отметить, что перед ней предстают две родственные цели. В контексте первой цели свобода слова является лучшим средством, обеспечивающим возможность выяснить истину в дискуссии. В контексте второй — беспрепятственное высказывание мыслей и идей оппонентов в полемике является лучшим способом пополнения багажа знаний для всех её участников.
Подобную оценку двустороннего характера этого права высказал Европейский суд по правам человека, настаивая на том, что свободное выражение своего мнения «составляет одну из главных основ демократического общества и одно из принципиальных условий его прогресса. А также самореализации каждого лица (дело «Лингенс против Австрии»).

Согласно части 1 ст. 34 Конституции Украины, «каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражениея своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом — по своему выбору» [6, 1].

Принципы, изложенные в ст. 10 Конвенции, имеют особое значение там, где дело касается прессы, даже если распространённая информация относительно чьего-либо мнения «негативная», плохая. Хотя пресса не должна переступать грани, установленые, в частности, для «защиты репутации других лиц», на ней лежит обязанность сообщать информацию и идеи в различных сферах, представляющих общественный интерес. И не только средства массовой информации ставят перед собой задачу распространять такую ​​информацию, но и общественность имеет право получать ёё.

Все вышеизложенное можно подтвердить положениями Закона Украины «О печатных средствах массовой информации (прессе) в Украине» от 16.11.1992 года № 2782-ХХI (далее — Закон «О печатных средствах массовой информации (прессе) в Украине»), в котором регламентировано, что свобода слова и свободное выражение своих взглядов и убеждений в печатной форме, означают право каждого гражданина свободно и независимо искать, получать, фиксировать, хранить, использовать и распространять любую информацию с помощью печатных средств массовой информации. Этот закон установил запрет цензуры массовой информации. Незаконное ограничение права на свободу слова, вмешательство в профессиональную организационно-творческую деятельность средств массовой информации и индивидуальную творческую деятельность журналистов, иные посягательства на свободу информационной деятельности со стороны должностных лиц влекут за собой уголовную ответственность.

Итак, журналист имеет право на критический материал, имеет право освещать не только положительные стороны жизнедеятельности общества, но и обращать внимание на необходимость искоренения определённых недостатков, нарушений закона, о которых ему стало известно. Более того, в ряде случаев препятствования в распространении информации, даже «негативной» с точки зрения определённых лиц, можно рассматривать как цензуру, что запрещено в Украине.

Так называемая «отрицательная», «негативная» информация в определённом смысле может быть результатом деятельности журналиста, который действовал добросовестно, осуществлял ее проверку и наделён не только правом, но и обязанностью информировать о любых проявлениях в обществе, не замалчивать информацию ради общественной и личной безопасности членов социума, например, если это касается экологической безопастности, коррупции и тому подобное. Такие подходы существуют сегодня в ряде действующих законов Украины, в частности, в Законе «О печатных средствах массовой информации (прессе) в Украине» от 16.11.1992 года № 2782-ХХI, «О телевидении и радиовещании» от 21.12.1993 года № 3759-ХІІ, «О государственной поддержке средств массовой информации и социальной защите журналистов» от 23.09.1997 года № 540/97-ВР.

Важно соблюдать основные принципы информационных отношений, изложенные в статье 2 Закона Украины «Об информации», а именно: гарантированность права на информацию; открытость, доступность информации и свободный обмен ею; свобода выражения взглядов и убеждений; полнота и достоверность; законность получения, использования, распространения и хранения информации; защищённость личности от вмешательства в её личную и семейную жизнь.

Логично, что, в соответствии с ч. 4 ст. 277 ГК Украины, опровержение недостоверной информации осуществляется непосредственно тем лицом, которое эту информацию распространило. Юридическое лицо считается распространителем информации, в случае, когда информацию распространяет должностное (служебное) лицо, являющееся его работником и находящееся при выполнении своих должностных (служебных) обязанностей. В случае распространения недостоверной информации неизвестным лицом, физическое лицо, права которого нарушены, может обратиться в суд с заявлением об установлении факта недостоверности этой информации и её опровержения. Такое заявление подаётся в суд по правилам, установленым Гражданским процессуальным кодексом Украины в порядке отдельного производства.

Недостоверная информация может содержаться в документе, который принят (выдан) юридическим лицом. Такой документ должен быть отозван. К документам, о которых говорится в ст. 277, могут принадлежать справки с места работы или места жительства, производственные характеристики, рекомендательные письма и тому подобное.

Особое внимание в ГК Украины уделено вопросам нарушения личных неимущественных прав физического лица в печатных или других средствах массовой информации. Это лицо имеет право на ответ, а также на опровержение недостоверной информации в том же средстве массовой информации в порядке, установленном законом, а если это невозможно в том же средстве массовой информации в связи с его отсутствием, — такой ответ, а также опровержение должно быть обнародовано в другом средстве массовой информации, за счёт лица, которое распространило недостоверную информацию, независимо от вины указанного лица. Опровержение должно быть напечатано тем же шрифтом и помещено под заголовком «Опровержение» на том же месте полосы, где содержалась опровергаемая информация.

Считается, что место целесообразно выбирать с учётом наибольшей эффективности его действия. Сегодня в Украине законодательно урегулирован вопрос объёма опровержения распространения ложной информации, порочащей честь, достоинство и репутацию человека. Например, относительно опровержения такой информации, распространённой в печатных СМИ, закон определяет верхний и нижний предел объёма текста опровержения. В статье 37 Закона Украины «О печатных средствах массовой информации (прессе) в Украине» указано, что «объём опровержения не может более чем вдвое превышать объём опровергаемого фрагмента опубликованного сообщения или материала». Законодатель вводит запрет, касающийся любых сокращений или иных изменений в тексте опровержения заявителя без его согласия [4, 405].

В рамках данного исследования обратим внимание на пробелы действующего законодательства в сфере информационных технологий, а именно на вопрос законодательного регулирования ответственности за распространение неправдивой информации в сети Интернет. По общему правилу в этих случаях используется общеустановленный порядок опровержения информации, предусмотренный ст. 277 ГК Украины. Согласно части 1 данной статьи, физическое лицо, личные неимущественные права которого нарушены в результате распространения о нём и (или) о членах его семьи недостоверной информации, имеет право на ответ, а также на опровержение этой информации. Само же опровержение осуществляется лицом, распространившем информацию (ч.4 ст. 277 ГКУ). [2, 1] Если её поиск в печатных СМИ, на телевидении или радио не наносит особых хлопот, то в сети Интернет найти автора сообщения в виде публикации или комментария становится крайне трудно. Ведь большинство интернет-пользователей оставляют свои текстовые материалы на различных форумах или сайтах анонимно. В ситуации, когда не удаётся установить распространителя ложной информации, ч. 4 ст. 277 ГКУ наделяет физическое лицо, право которого нарушено, возможностью обратиться в суд с заявлением об установлении факта недостоверности этой информации и о её опровержении.

Однако, такой путь решения проблемы не устраивает потенциальных истцов, поскольку большинство из них стремится добиться через суд не только опровержения неправдивой информации, но и взыскании денежной компенсации за нанесение морального и материального ущерба. Поэтому 27 февраля 2009 Пленум Верховного Суда Украины издал постановление «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства физического лица, а также деловой репутации физического и юридического лица», пунктом 12 которого рекомендуется в случае распространения оспариваемой информации в сети Интернет найти надлежащего ответчика, то есть автора соответствующего информационного материала, и владельца сайта, чем должен заниматься истец. Если же лицо автора оспариваемой информации не удаётся установить, то иск следует предъявлять к владельцу сайта, данные о котором, по рекомендациям указанного постановления Пленума ВСУ, могут быть истребованы у администратора системы регистрации и учёта доменных названий и адресов украинского сегмента сети Интернет.

Однако, такие базы данных содержат только информацию о так называемом, титульном владельце доменного имени, то есть регистранте, а не владельце сайта. Для примера приведём случай со знаменитым сайтом «bachuna.net», на котором размещалась скандальная информация о теперь уже экс-судье Олеге Бачуне. Как ни странно, но зарегистрирован он был на имя самого Олега Бачуна. Таким образом, если бы ему пришло в голову требовать по суду опровержения информации, распространённой на этом интернет-ресурсе, то он, по рекомендациям Пленума ВСУ, должен был бы предъявить иск сам себе.

Чтобы выйти из этой сложной ситуации, лицу, чьи права нарушены, следует в качестве надлежащего ответчика разыскивать не собственника доменного имени, то есть регистранта, который часто может «прятаться» под вымышленным псевдонимом, а регистратора сайта. Ведь он выступает посредником между пользователем интернет-ресурса (регистрантом) и его владельцем. Возможно, именно таким образом удастся решить проблему с удалением из Интернета ложной информации о лице. Привлечь же регистратора в суд в качестве ответчика возможно только в том случае, когда между ним и регистрантом был заключен договор о предоставлении доменного имени [8, 1].

Быстрому распространению сведений в сети Интернет способствует публикация другими сайтами информации, впервые распространённой одним источником. Даже если добиться удаления публикации с исходного сайта, репутация пострадавшего лица будет по-прежнему объектом нарушения на страницах сайтов, которые перепечатали информацию с сайта-нарушителя, ведь формально на них не распространяется требование об удалении.

В таком случае следует обязать владельцев сайтов удалять информацию, опубликованную со ссылкой на другой источник, при получении такого требования, если к нему приложено решение суда об удалении недостоверной информации, даже если в решении не упомянуты все сайты, на которых она опубликована [9, 1].

Для предъявления материальных претензий к регистратору или владельцу сайта, судьям, согласно п. 12 вышеупомянутого постановления Пленума ВСУ, следует применять законодательные нормы, регулирующие деятельность СМИ. В данном случае логика судей Верховного суда Украины такова, что размещённая в Интернете ложная информация может так же опровергаться, как, к примеру, в обычной газете. Но проблема в том, что веб-сайт, в отличии от печатных СМИ, не является материальным объектом и не всегда работает на коммерческой основе. Поэтому требовать от его владельцев, которые чаще всего занимаются чисто техническими вопросами, материальные средства в виде компенсации за незаконное наполнение контента не совсем логично.

Кстати, именно отсутствие финансовой выгоды в США считается одним из веских оснований для освобождения от ответственности владельца сайта или провайдера за размещение ложной информации или за нарушение авторских прав. К сожалению, в Украине судьи не очень озабочены всеми тонкостями интернет-технологий, подтверждением чего является не только анализ отдельных положений постановления Пленума ВСУ «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства физического лица, а также деловой репутации физического и юридического лица», но и текущие судебные решения по такому специфическому виду споров. Поэтому юристы часто советуют владельцам веб-ресурсов в случае их привлечения к судебному процессу о защите чести и достоинства в качестве ответчика чаще пользоваться специализированной терминологией, например, «пиринговый протокол», «торрент трекер», «хостинг», «софт», «контент» и тому подобное. Это просто «нокаутирует» служителей Фемиды, многие из которых могут похвастаться только умением одним пальцем набирать текст на компьютерной клавиатуре. Обращение участников судебного спора к технической стороне своей деятельности может побудить судью к более глубокому изучению и исследованию обстоятельств дела для вынесения обоснованного и объективного решения [8, 1].

Дискуссионным, также остается вопрос, регулирующий наступление ответственности за распространение недостоверной информации для профессионального журналиста и для средства массовой информации. Действующее законодательство Украины предусматривает ряд случаев, когда журналист может быть освобождён от ответственности, при условии добросовестности его действий.

Прежде всего, в соответствии с законодательной нормой, касаемой не только журналистов, но и всех граждан, (ст. 302 ГК Украины), физическое лицо не несёт ответственности за распространение информации, полученной из официальных источников (информация органов государственной власти, органов местного самоуправления, отчёты, стенограммы и т.д.) в случае её опровержения. При этом, кодекс устанавливает обязанность делать ссылку на такой источник.

Специальные основания освобождения от ответственности журналистов предусмотрены законами Украины «О телевидении и радиовещании» и «О печатных средствах массовой информации». Так, журналисты аудиовизуальных СМИ могут быть освобождены от ответственности в случаях, когда:

  • информация является дословным цитированием устных или печатных заявлений и выступлений должностных лиц органов власти, народных депутатов Украины, кандидатов на выборах;
  • информация распространялась без предварительной записи и содержалась в выступлениях лиц, не являющихся работниками теле (радио) организации;
  • если она является дословным воспроизведением материалов, распространённых иным средством массовой информации или информационным агентством, со ссылкой на него.

Аналогичные основания с незначительными особенностями касаются и представителей прессы:

  • сведения получены от информационных агентств или от их учредителя (соучредителя);
  • информация содержится в ответе на запрос об информации или в ответе на обращение;
  • информация является дословным воспроизведением публичных выступлений или сообщений субъектов властных полномочий, физических или юридических лиц;
  • информация является дословным воспроизведением материалов, опубликованных иным печатным средством массовой информации со ссылкой на него.

В любом случае, согласно ч. 6 ст. 17 Закона Украины «О государственной поддержке средств массовой информации и социальной защите журналистов» от 23.09.1997 года № 540/97-ВР, если суд установит, что журналист действовал добросовестно и осуществлял проверку информации, то он освобождается от ответственности. Наконец, не следует забывать, что частью 1 статьи 30 Закона Украины «Об инфрмации» предусмотрена недопустимость привлечения к ответственности за высказывания оценочных суждений. Согласно этой же статье, оценочными суждениями, за исключением клеветы, являются высказывания, не содержащие фактических данных, критика, оценка действий, а также высказывания, которые не могут толковаться как содержащие фактические данные, в частности, учитывая характер использования языково-стилистических средств (употребление гипербол, аллегорий, сатиры) [10, 1]. Как уже отмечалось ранее, вопрос о достоверности или недостоверности оценочных суждений рассматриваться не может.

Выводы

Наконец, необходимо помнить, что даже в случае, когда распространитель информации не смог доказать её достоверность, к нему не может автоматически применяться судом какая-либо санкция, например, возложение обязанности опровергнуть распространённую информацию. Из Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также практики её применения Европейским судом по правам человека, следует, что возложение санкции в таких ситуациях должно быть необходимым в демократическом обществе, в частности, интерес истца опровергнуть информацию должен превышать интерес ответчика её распространить и интерес общества получить эту информацию, то есть, должна существовать насущная общественная необходимость примения санкции в отношении распространителя информации [7, 1].

Литература
  1. Всеобщая декларация прав человека // Принята и провозглашена резолюцией 217 А (ІІІ) Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 года // [Электронный ресурс] — Режим доступа: — http://zakon2.rada.gov.ua/laws/show/995_015
  2. Гражданский кодекс Украины // Відомості Верховної Ради України (ВВР), 2003, №№ 40-44, ст. 356 // [Электронный ресурс] — Режим доступа: — http://zakon2.rada.gov.ua/laws/show/435-15
  3. Закон Украины «Про информацию» // Відомості Верховної Ради України (ВВР), 1992, № 48, ст. 650 // [Электронный ресурс] — Режим доступа: — http://zakon5.rada.gov.ua/laws/show/2657-12/ed20110106/page
  4. Колос В.В., Кудрявцева С.П. // Международная информация, 2.6. Защита права на информацию // Научное пособие, — К.: Издательский дом «Слово», 2005. — 400-405 ст.
  5. Конвенция о защите прав человека и основных свобод // Международный документ, Конвенция, Совет Европы — 04.11.1950 г. // [Электронный ресурс] — Режим доступа: — http://zakon2.rada.gov.ua/laws/show/995_004
  6. Конституция Украины // Відомості Верховної Ради України (ВВР), 1996, № 30, ст. 141 // [Электронный ресурс] — Режим доступа: — http://zakon3.rada.gov.ua/laws/254к/96-вр
  7. Телекритика // Публикация проекта — «Понятие недостоверной информации в украинском законодательстве», 22.03.2007 г. // [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://ru.telekritika.ua/analiz/print/8562
  8. Тимощук А., ЮВУ // Новые вызовы времени. Ответственность за распространение информации в Интернете — ЮринкомИнтер // [Электронный ресурс] — Режим доступа: — http://yurincom.com/ua/legal_practice/analitychna_yurysprudentsiia/novi_vyklyky_chasu__vidpovidalnist_za_poshyrennia_informatsii_v_interneti-publication/
  9. Томаров И. // Интернет-издание Legal Shift Efficient legal content — Удалить недостоверную информацию с веб-сайта — надлежащий способ защиты? // http://www.legalshift.com.ua/?p=278
  10. Центр демократии и верховенства права // В каких случаях журналист освобождается от ответственности за распространение недостоверной информации? — 17.12.2015 г. // [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://medialaw.org.ua/consultations/u-yakyh-vypadkah-zhurnalist-zvilnyayetsya-vid-vidpovidalnosti-za-poshyrennya-nedostovirnoyi-informatsiyi/